Глава 09

Боевой офицер в прошлом, раненый и выживший, но оставшийся до конца дней инвалидом, Серафим посвятил себя служению Богу. Не церкви, нет… Именно Богу. Так и не сумев избавиться от привычки приказывать и требовать выполнения, он и в церковной жизни остался таким же. Строгим, требовательным и беспардонно прямолинейным. Правда, справедливости ради, должен заметить, что таким он был не только по отношению к окружающим, но в первую очередь по отношению к себе самому. И именно благодаря этим качествам он так и не смог найти общий язык с «по-византийски лукавой» Московской Патриархией…
Ему, как и мне, видимо, было очень интересно, что это за фрукт такой, новоявленный «царь-ампиратор»?.. Потому что познакомились мы с Серафимом, столкнувшись в приёмной у этого персонажа.
Есть такое чувство – моментальная симпатия. Или моментальная антипатия. Когда благожелательность или неприязнь возникают моментально. С первого взгляда и слова. Базируясь на запахах или звуках, дополняющих некий изначальный визуальный ряд. 
У нас же возникла и стремительно развивалась не просто симпатия. Это была настоящая, крепкая, мужская дружба. Зародившаяся на ровном месте и проходящая постоянные проверки на прочность.
Это был ещё один человек в моей жизни, с кем я мог позволить себе быть откровенным и не бояться осуждения. А для меня эти две вещи всегда были в приоритете.
Наша дружба была, если, конечно, уместно будет так выразиться, «взаимовыгодной». Он помогал мне обрести «душевный мир и покой», а я помогал ему разобраться в хитросплетениях и интригах современного общества. 
В этот период жизнь вообще была щедра, по крайней мере в отношении меня, на хороших людей, ставших впоследствии моими настоящими друзьями.
Многих из них я уже похоронил, сохранив в душе самые светлые воспоминания и бесконечную благодарность за то, что они были в моей жизни, и за то, что щедро одаривали меня своей дружбой…
Великие имена великой страны…
Аркадий Вайнер, Анатолий Днепров, Алла Ларионова, Евгений Матвеев, Игорь Дмитриев, Валентина Толкунова, Нонна Мордюкова, Махмуд Эсамбаев, Эдуард Марцевич, Борис Химичев, Евгений Жариков, Клара Лучко, Лидия Смирнова, Людмила Гурченко…
И много-много других, ставших теперь небожителями, и с тихой улыбкой наблюдающих за тем, как мы, грешные, копошимся в своих суетных мечтах и проблемах…
У моих друзей Вайнеров я часто любил бывать и в квартире в центре Москвы, и в загородном доме, в подмосковной Малаховке, где мы собирались узким кругом за бутылочкой морозной водки под потрясающую закуску, приготовленную Сонечкой Дарьяловой, всласть парясь в домашней сауне и плескаясь в бассейне со стеклянной панорамной крышей. Я рассказывал о своей жизни, Аркаша вспоминал яркие моменты своего творческого пути. А Сонечка с мудрой улыбкой смотрела на нас, балагуров, и улыбалась каким-то своим, очень добрым, мыслям…
Потом Аркаша умер. 
Как-то неожиданно. 
И было очень обидно. 
Потому что всех нас не покидало чувство, что мы забыли сказать друг другу что-то очень важное и нужное. Со временем боль как-то притупилась. Мы продолжали видеться и, конечно же, дружить с Сонечкой, окружая её заботой и любовью. Я, как и раньше забегал, пусть на минутку, пусть на часок, будучи в центре, на гостеприимный огонёк, всегда горевший в уютной квартире в районе Тверской, заботливо хранящей дух и атмосферу великого писателя Аркадия Вайнера…
До самого своего отъезда в Америку Сонечка была для всех нас «светом в окошке», потрясающим напоминанием о том, что вайнеровская «эра милосердия» не закончится никогда…
Лидия Николаевна Смирнова жила в легендарной Высотке на Котельнической набережной. Гениальная, а где-то даже эпохальная, актриса и необыкновенная женщина, до конца своих дней не перестающая играть роль и остававшаяся потрясающей, изумительной и невероятно обаятельной кокеткой.
Её не тяготил возраст и не беспокоило одиночество. Она всегда была в «центре событий» и в курсе «всех последних сплетен».
Я иногда забегал к ней на «тарелку борща», как любила говорить Лидуня, и в который раз просил рассказать что-нибудь новенькое о её грандиозной коллекции кукол…
А она… Она просто радовалась общению. 
И ещё, наверное, тому, что хоть кто-то не воспринимает её, как «живую легенду», а относится, как к человеку, как к другу, как к женщине…
И навсегда останется в моём сердце ещё один мой друг, великий композитор, с невероятно красивым, просто волшебным, голосом и чуткой, ранимой, огромной душой… 
Анатолий Днепров… 
Человек, которого Бог поцеловал в самое темечко, одарив талантом создания песен, способных жить в веках… 
Человек, который точно знал, что такое дружба…
Когда-то, перед очередным моим днём рождения, Толик задал банальный вопрос: «Что тебе подарить?». Даже не задумываясь, я отмахнулся: «Не морочь голову. С тебя бутылочка хорошего коньяка. По крайней мере, будет повод посидеть в узком кругу, помимо торжественного банкета». Каково же было моё удивление, когда Толик приехал на день рождения с «бутылочкой коньяка»… Семилитровой бутылкой отборного, коллекционного армянского коньяка! Высшей пробы! Привезённой из Армении на заказ! Со словами: «Нам с тобой нехрен размениваться на пол-литра!»
Анатолий Днепров… Толик… Друг мой… 
Сказавший мне однажды: «Никогда не бойся идти вперёд. И знай, что тебе не нужно оглядываться назад. Потому что за твоей спиной всегда буду стоять я…» (© Copyright: Святослав Моисеенко «ПО ТУ СТОРОНУ ГЛЯНЦА…». Свидетельство № 218072900710)

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…